Taiwan: Language Situation and Characteristics of the National Language. Phonetic aspect
Table of contents
Share
Metrics
Taiwan: Language Situation and Characteristics of the National Language. Phonetic aspect
Annotation
PII
S123456780015069-6-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Vladimir Kurdyumov 
Occupation: Full Professor
Affiliation: Moscow City University
Address: Russian Federation, Moscow
Pages
39-51
Abstract

The author proceeds from his own life experience and linguistic research in Taiwan, as well as from the study of Taiwan sources about the national language Goyu, the features of which are little used in the process of teaching the Chinese language in Russia and in the world. The main stages of the formation of the Guyu language in Taiwan, its main phonetic characteristics that distinguish it from the Mandarin in Mainland China are shown.

Keywords
Taiwan, Chinese, Goyu, Putonghua, Minnan, regional variants, diglossia, bilingualism, dialect process, phonetics,
Received
22.05.2021
Date of publication
24.05.2021
Number of purchasers
5
Views
413
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf
Additional services access
Additional services for the article
1

УДК 811.581.11

2

Введение. Историческая справка и языковая ситуация

3 На остров Тайвань, как и некогда в 17 в. остатки сторонников династии Мин, в 1949 г. переместились правительство Китайской Республики 中華民國 (возглавляемое Националистической партией — Гоминьдан), а также элита и часть населения, — после того, как на континенте было провозглашено новое государство — Китайская Народная Республика 中華人民共和國, управляемая компартией.
4 До 1945 г. Тайвань в течение 50 лет был колонией Японии, при этом последние 20 лет этого периода власти проводили политику интеграции острова в состав страны как относительно равноправной её части.
5 До 1895 г. на Тайване говорили на южных “диалектах” китайского языка (в основном, на фуцзяньском, т.е. миньнаньском 閩南語); в 1895-1945 гг. официальным языком был японский, а в быту использовался миньнаньский, в 1945-1949 г. на острове стал насаждаться в качестве официального язык 國語гоюй, базирующийся на северных “диалектах” китайского, большей частью — на пекинской 北京 (тогда — бэйпинской 北平) норме.
6 С 1949 г. и по наши дни в связи с фактическим обособлением острова тайваньский гоюй разделился с континентальным (получившим новое название: 普通話путунхуа — общедоступный язык) и в настоящее время может считаться особым вариантом, что проявляется на всех уровнях — от фонетики до текстов и дискурсов (см. табл. 1).
7 Табл. 1 Тайвань и континентальный Китай: Языки и языковая ситуация в диахронии
8
Время Континентальный Китай остров Тайвань
в XIX в. до 1895 г. Империя Цин: Официальный язык - вэньянь, бытовые разговорные - в зависимости от региона. Пекин - северный гуаньхуа в форме байхуа, Тайвань - миньнаньский “диалект”
1895-1945 Империя Цин, с 1912 г. - Китайская Республика Официальный язык - вэньянь. После “Движения 4 мая” начало формирования национального языка гоюй на базе разговорного байхуа. Создание азбуки Чжуинь цзыму. колония / часть Японии Официальный язык - японский Бытовой разговорный - миньнаньский
1945-1949 Китайская Республика после окончания II Мировой войны Официальный язык - гоюй в письменной и устной форме Часть Китайской Республики Официальный язык - гоюй в письменной и устной форме Бытовой разговорный - миньнаньский
1949 по н вр. Китайская Народная Республика Преобразование гоюй в путунхуа с большими элементами разговорного байхуа. Несколько этапов сокращения иероглифов. Внедрение латинизированной письменности пиньинь цзыму для транскрипции и транслитерации. Перемещение на остров Китайской Республики Официальный язык - гоюй в письменной и устной форме. Бытовой разговорный - миньнаньский. Середина 1950-х - естественная смена нормы: преобразование “общего” языка гоюй в тайваньский гоюй с фонетическими, лексическими, грамматическими особенностями. Сохранение традиционных иероглифов и азбуки чжуинь цзыму.
9 В настоящее время гоюй (“государственный язык”) является официальным языком Тайваня. Считается, что он взаимопонятен на слух с путунхуа, в быту же на острове продолжает широко использоваться миньнаньский. Как правило, старшее поколение свободно говорит на миньнаньском (реже — на “диалектах” хакка и гуандунском) и на гоюй (с сильно различающимися региональными или даже семейными акцентами), младшее поколение — либо может говорить на миньнаньском, либо только понимает его.
10 Иностранцы, ранее изучавшие “пекинский” китайский, как правило, после нескольких лет жизни на острове начинают осознавать значимость различий между тайваньским гоюй и континентальным путунхуа. Чаще же преобладает иллюзия, что данные варианты почти идентичны: в силу гипертрофированной вежливости и норм поведения на Тайване не принято исправлять “неправильную” речь собеседника. При этом нормы путунхуа, безусловно, являются для тайваньцев, как минимум, “грубыми”, как максимум — неприятными и отторгаемыми.
11 Справедливо отмечается, что многие изменения нормы и узуса языка гоюй на Тайване произошли именно под влиянием миньнаньского (к примеру, [10; 12]).
12 Кроме разговорного языка гоюй существует ещё и письменная (“супер-вежливая”) форма, которая де-факто является также отдельным вариантом, перегруженным архаичными стандартами, заимствованиями лексики и синтаксиса из классического литературного языка вэньянь (который и считался “китайским” до 1920-х годов). Такой язык требует отдельного обучения, что для образованных тайваньцев не является проблемой, поскольку и в школьном, и в вузовском образовании курс родного языка, в отличие от Советского Союза / России, является курсом только литературы (со всеми её стилевыми особенностями; не грамматики). Кроме того, на Тайване используются традиционные иероглифы 正體字 / 繁體字, в отличие от континентальных (упрощённых) 簡化字/簡體字, крайне дозировано применяется латинизированная письменность / транскрипция в неупорядоченных вариантах.
13

Актуальность и практическая значимость исследования

14 Россия сохраняет и в отдельных областях наращивает торгово-экономические связи с Тайванем (при отсутствии официальных дипломатических; в силу господствующей доктрины “одного Китая” название “Китайская Республика” не используется и не приветствуется). Российские студенты и аспиранты обучаются в тайваньских вузах (часто занимающих высшие строки в мировых рейтингах), однако в российской лингвистике почти нет комплексных исследований современного тайваньского языка гоюй как обособленного варианта. В вузовском и школьном обучении в России (и в мире) “китайский язык” ограничен континентальным, вследствие чего у обучаемых создаётся иллюзия, что тайваньцы просто “коверкают” “нормативный” язык. Кроме того, в процессе обучения зачастую возникают противоречия между содержимым учебников (в настоящее время почти тотально копирующих континентальные источники) и, к примеру, языком, которому обучают тайваньские преподаватели в России.
15 С нашей точки зрения, изучающий “китайский язык” должен осознавать, что такое понятие не ограничивается пекинской языковой нормой (насаждаемой в Китае, но реально в рафинированной форме существующей лишь в части Пекина и среди образованных молодых людей), но включает в себя так называемые региональные варианты / “диалекты” и письменный литературный язык вэньянь. В этой связи предлагаемое исследование актуально для широкого круга преподавателей и исследователей, но также и для обучающихся различных уровней.
16

Билингвизм и диглоссия в континентальном Китае и на Тайване

17 Мы полагаем, что понятие “Китай” в лингвистическом и страноведческом планах следует расширить до “китайского мира”, который включает такие региональные образования, как континентальный Китай, перешедшие к нему, но сохраняющие остатки самостоятельности и культурно неидентичные Гонконг и Макао, функционирующий самостоятельно Тайвань, а также Сингапур, отделившийся в своё время от Малайзии именно по причине преобладания китайского населения. Официальными языками (именуемыми “китайским” в конституционных документах) являются: в континентальном Китае — путунхуа, на Тайване — гоюй, в Гонконге — кантонский 粵語, 廣東話 (Юэ, гуандунский). В Сингапуре же в настоящее время китайский и в пекинской норме, и в норме хакка 客家 уходит на второй план в силу доминирования английского языка. Современные путунхуа и гоюй берут начало в языке гоюй “целого Китая” до 1949 г., гонконгский кантонский характеризуется регулярными фонетическими соответствиями, но в целом отличается от путунхуа/гоюй примерно как русский от литовского (даже не западно-украинского): непонимание на слух, другие тоны, иная лексика, иные служебные слова [5]. Таким образом, ситуацию де-факто “в китайском мире” можно охарактеризовать как “относительную диглоссию”.
18 Кроме того, фактическая / региональная диглоссия на континенте заключается в том, что носитель языка говорит или должен свободно говорить на путунхуа (чаще всего с чудовищными для европейского уха акцентами, сводящими понимание на нет), но при этом в быту использует “диалект” собственной группы, что делает носителей билингвами. На Тайване билингвизм жителей Тайваня заключается во владении стандартным гоюй (опять же, с региональными акцентами) и, как правило, миньнаньским. На миньнаньском (также и на хакка) вещают теле- и радиоканалы, следовательно, можно говорить и о фактической диглоссии. Среди молодых тайваньцев часто принято несколько лет жить в США, Канаде или Австралии, поэтому третьим, достаточно свободно используемым этой категорией, языком является английский (чаще всего, в американском варианте).
19

Региональный вариант / диалект / язык в синхронии и диахронии: диалектный процесс

20 По политическим причинам существует серьёзная терминологическая путаница с понятиями языка и диалекта: разными считаются урду и хинди, татарский и башкирский, македонский и болгарский и многие другие языки. Между тем, абсолютно взаимно-непонятные “диалекты” китайского языка требуют объединять в единое целое (в континентальной китайской и российской лингвистике) и считать их единым “китайским языком”. То же происходит, к примеру, и с “единым” арабским в различных странах Африки и Ближнего Востока.
21 Кроме того, на наш взгляд, проблема состоит в том, что де-факто учитывается лишь синхрония. Мы полагаем, что язык начинает создаваться вместе с нацией (что не противоречит теории волн и подобным ей концепциям) при (государственном) обособлении некоего народа / части народа на некоей территории, — при этом вслед за политикой, войнами и аннексиями такой процесс может замедляться, останавливаться или, наоборот, искусственно стимулироваться. Исходя из диахронии и в рамках нашей предикационной концепции [2; 3; 4], предполагающей тотальный динамизм языка, с 2012 г. (с момента нашего доклада о дунганском языке в Латвийском университете в Риге) мы предлагаем и предпочитаем термин “диалектный процесс”, постулируя, что он а) происходит и б) на каждом этапе характеризуется в целом теми или иными синхронными / системными чертами. Процесс в целом происходит по схеме “общий язык — отдельный вариант — (осознаваемый) диалект — новый отдельный язык”. При этом нам интересны процесс и его характеристики, в то время как политика выходит за рамки нашей компетенции.
22 По отношению к тайваньскому гоюй стоит подчеркнуть, что речь идёт не о синхронном искажении языка путунхуа отдельными носителями, а о системно сформированной под влиянием внешних и внутренних детерминант естественной целостной системе коммуникации на определённой постоянной территории (частично признанной “Китайской Республики”: острова Тайвань, островов Мацзу и Пэнху, острова Кинмэнь), имеющей право на существование и описание.
23

Теоретические источники

24

В целом мы высоко оцениваем достижения лингвистической вариантологии и концепций обособления языков, в наиболее подробной форме разработанных для вариантов английского. В России это, прежде всего, труды З.Г.Прошиной [8; 9; 13] (см. также [6]). Вариантология предполагает отделение / отдельность варианта языка от общего источника, чего вполне достаточно для системного описания такого варианта. Исходя из разрабатываемого нашей предикационной школой [2; 3; 4] понимания дискурса, региональные варианты/языки являются дискурсами, формирующимися (в том числе и) под влиянием национальных идей (интегративности / сепаративности), идеологий и пр.: (“Китай — целостен”, “Тайвань — подлинный Китай”, “Тайвань — отдельная нация” и т.д.), выливающихся в системную языковую политику.

25 В русскоязычной лингвистике на данный момент особенности фонетики и лексики тайваньского языка гоюй затрагиваются и перечисляются в двух статьях тайваньского исследователя Тан Мэн Вэя [10; 11].
26 На Тайване системным описанием особенностей языка гоюй, к примеру, занимаются профессор Хэ Вань-шунь (к примеру, [12]), один из значительных исследователей процесса обособления тайваньского гоюй в диахронии, и ряд других специалистов.
27 Поскольку в данном отрывке мы исследуем тот же материал, что и Тан Мэн Вэй в его статье о фонетике (охват материала см. [10, c. 177], то не лишним будет упомянуть, что содержание не копируется и не повторяется — мы исходим из собственного опыта жизни на Тайване и наблюдений (лингвиста-китаиста), часто заостряя внимание на формулировках типа “для носителей русского языка”, а также из анализа трудов зарубежных учёных; кроме того, перечисляем и исследуем более широкий круг явлений.
28

Современный тайваньский гоюй. Фонетические отличия от континентального (“вузовского” путунхуа)

29 Фонетика тайваньского гоюй — тот уровень, который в представлении учащихся наиболее явно отличается от континентального языка путунхуа, изучаемого в вузах.
30 Если ещё в 1950-х гг., судя по тайваньским фильмам того времени, нормой была образцовая пекинская фонетика, то в настоящее время существует ряд чётких отличий. При этом проблемы для научного изучения возникают из-за того, что для унификации с “всемирным” учебным путунхуа рекомендации Министерства образования Тайваня часто подгоняются под “пекинские” нормы.
31

Миксация фрикативов: шипящих и свистящих, а также аффрикат

32 Существует иллюзия, что тайваньцы неизменно “переводят” в свистящие те звуки, которые на континенте в норме (но не в узусе) являются шипящими и аффрикатами с шипящими: ʃ - s, tʃ’- ts’, dʒ - dz. На самом деле проблема гораздо сложнее и связана с местными и семейными акцентами, и возможны следующие стандартные соответствия: “шипящий ↔ свистящий”, наоборот, “свистящий ↔ шипящий”, “шипящий ↔ зубной щелевой типа английских (th): ð и θ”.
33

Китайский слог и буквенная запись

34 По Е.Д. Поливанову [7], китайский слог — это система позиций 1-2-3-4, где первый звук — согласный, второй — промежуточный гласный типа -u-, -i-, -ȕ-, третий — гласный, четвёртый — конечный носовой (ошибочно считаемый согласным) - n (=ĩ) /ŋ (=ɨ) [1, c. 68]: к примеру huang (h-u-a-ɨ).
35 При этом, если на континенте широко используется латинизированная азбука 拼音字母 пиньинь цзыму, отражающая формулу слога, но достаточно условно и приблизительно, то на Тайване — азбука 注音字母 чжуинь цзыму (ㄅㄆㄇㄈ бопомофо ), формулу слога отражающая гораздо более логично.
36

Переход -ȕ- → -i- (явление 無中介音ȕ = “юй” → “и” )

37 На континенте в слогах типа 1-ȕǝĩ: yuan и пр. второй звук -ȕ- (на самом деле — ещё одна модификация звука -i- [1]) произносится достаточно отчётливо и воспринимается носителем русского языка как таковой (нечто вроде “ю” — во второй позиции и “юй” — как терминаль — для нетренированного русского слуха). На Тайване в большинстве случаев -ȕ- стремится к “чистому” -i- /-ii- и слоги типа yuan [ȕǝĩ] звучат как yan [iǝĩ] или yean [iɛǝĩ]: 公園gōngyuán → gōngy(e)án парк, 圓山yuánshān → y(e)ánshān (станция метро) Юаньшань. К примеру, русские, живущие в Тайбэе, но не знающие языка, упорно называют упомянутую станцию метро Яньшань / Еньшань — так, как слышат.
38 Примерно то же происходит со слогами типа qu [tɕȕ]: фраза Куда ты пойдёшь завтра 你明天要哪裡? слышится как 你明天要哪裡?— qu [tɕȕ] → qii [tɕi].
39 Стремление избавиться от звука u во второй позиции слога (явление 無中介音wu)
40 Не слишком заметное, но, тем не менее, отмечаемое явление. Чаще всего это происходит в сочетаниях -uo: говорить shuō → shō / sō, 我 я wǒ → ǒu, 錯 ошибаться cuò cò, còu. В путунхуа же сочетание -o с согласными “напрямую”, без -u фактически почти запрещено (кроме bo, po, mo, fo).
41 Переход -ngn [ŋ (=ɨ)n (=ĩ) ] в четвёртой позиции слога (явления -eng全變en и -an, -ang不分)
42 Студентов, изучающих китайский язык, достаточно упорно учат различать конечные звуки, которые русскому уху обычно слышатся как и -нь: первый подобен французскому носовому в лексемах типа la maison дом, второй не имеет аналога в русском. По мнению Н.А. Алексахина [1], данные звуки, скорее, являются модификациями исходного i: ɨ & ĩ.
43 Однако в речи тайваньцев слоги с этими терминалями обычно не дифференцируются. Чаще всего это происходит в слогах ying (→ yin), -eng (→ -en), -ang (→ -an). При этом, в тайваньской фонологии слоги ying & yin интерпретируются как сочетания i + -eng & i +-en, что в континентальной фонологии обычно резко отрицается.
44 К примеру, русский переводчик, ориентирующийся на звуки, а не тоны, часто слышит вместо 綠營lùyíng кемпинг — 錄音 lùyīn звукозапись, вместо 曾經céngjīng в прошлом, некогда произносится и слышится cénjīn, вместо 幫忙 bāngmáng помогать bānmán и пр.
45 Недифференциация звуков r и l (явление l/r不分).
46 Министерство образования Тайваня требует чёткого произнесения китайского r- в первой позиции слога (как звука типа русского “р”, если человек сильно картавит: нечто среднее между “р” и “ы”). Между тем, даже в пекинской норме отсутствует чёткий звукотип, акустический идеал такого звука: пекинцы произносят нечто вроде русского “ж”, дикторы для учебников вполне могут приближать такой звук к русскому “й” или “й-твёрдому”.
47 Большинство тайваньцев отождествляют r с китайским l (чуть более заднеязычным, чем русский), таким образом, фраза 今天好熱喔 Jīntiān hǎo rè о Сегодня ох как жарко звучит как 今天好樂喔 Jīntiān hǎo lè о Сегодня ох как весело (при этом не возникает непонимания).
48 Недифференциация звуков l и n (явление n/l不分).
49 Переходы ln и nl достаточно типичны для носителей китайского языка в южных регионах. На Тайване фраза 我很老 Wǒ hěn lǎo Я старый может звучать как Wǒ hěn nǎo. Обратный переход типа n l, с нашей точки зрения, встречается не так часто: 女護士 nǚ hùshì lǚ hùshì, это всё же более китайское континентальное явление.
50 Отсутствие эризации (явление 無兒化)
51 Явление на стыке фонологии и морфологии. Эризация — фузионное слияние суффикса -er с корнем, в результате чего в пекинском китайском (и в норме, и за пределами нормы) существительные превращаются в (дискурсивно приемлемые) уменьшительно-ласкательные: 老頭兒 lǎotó[u]r дедушка, 小孩兒 xiǎohá[i]r ребёночек, 圖書館兒túshūguǎ[n]r библиотечка, при этом терминальные звуки выпадают (-r на конце - нечто среднее между русскими и -ы, напоминает нью-йоркскую “эризацию”).
52 На Тайване такое исключено в принципе и считается одним из признаков “грубости” пекинского произношения (и стилистики). В противовес суффиксу -er в гоюй гораздо более распространён суффикс 子 -zi /-цзы (опять же, при том, что он часто выпадает там, где принят в пекинском: 鞋拔子 xiébázi 鞋拔 xiébá рожок для обуви, — почти, кстати, не используемый на Тайване в быту, поскольку обувь покупают на размер больше).
53 Тайваньцы, в принципе, не очень любят -er в конечной позиции лексемы, предпочитая, даже в заимствованиях (в отличие от жителей континента) употреблять просто -e вместо, к примеру, 爾-ěr: 香奈鵝xiāngnài’é Шанель, 模特鵝mótè’é модель — что создаёт комический эффект: “гусь Шанель”, “модельный гусь”.
54 Стяжение корня и частицы в южном произношении (-ǝi → -w-)
55 Это достаточно интересное и, видимо, мало кем подмечаемое явление, не слишком явное и для самих тайваньцев, структурно напоминающее эризацию на континенте. В речи молодых тайваньцев из региона города Тайнань утвердительное 對duì [tuǝi4] да, правильно сливается с частицами серии 啊 a / 喔 o / 哦 o, при этом конечное -ǝi слога пропадает, порождая -w- / -u- (редукция -i + дередукция -ǝ -ǝ- + переход -ǝ- -u-), таким образом, 對啊 / 對喔 будут звучать как du-wa / du-wo, при этом мы даже не уверены, что сохраняется явный четвёртый тон (что, однако, требует измерений с помощью технических средств).
56 Отсутствие нулевого тона (явление 輕聲消失)
57 В двусложных лексических единицах в континентальном китайском второй слог часто произносится нейтральным (нулевым) тоном, особенно там, где вторая корневая морфема стремится к переходу в суффикс: 先生xiānsheng, 學生xuésheng, а также 東西 dōngxi, 沒關係méi guānxì и др.
58 Кроме того, если единица колеблется в диапазоне “глагол↔существительное” [5], то нейтральный тон второго слога становится показателем существительного, и частеречная принадлежность разделяется словарно/узусно, что, в целом, для китайского языка не характерно (части речи позиционны, выявляются лишь как позиции в контексте): 生活в варианте shēnghuó жить, в варианте shēnghuo жизнь.
59 Тайваньцы, как правило, знают о вариантах с нейтральным тоном, никак не различают их частеречно, но в повседневной коммуникации не употребляют — для них это просто очередное бессмысленное проявление “пекинского акцента”; тайванец произносит 先生xiāns(h)ēng господин, муж, 學生xués(h)ēng учащийся, а также 東西 dōngxī вещь, 沒關係méi guānxì не имеет значения.
60 Смена тона
61 Достаточно подробно описанное явление, когда, вместо “нормативного” тона, употребляется тон, принятый на Тайване. Наиболее частые примеры 俄羅斯 Россия Éluósī Èluósī, 法國 Франция guó → Fàguó, в которых в первом случае в первом слоге вместо второго — четвёртый тон, во втором случае четвёртый тон — вместо третьего (подробнее см. [10, c. 178]).
62 Смена произношения лексической единицы или её слогов
63 Тоже очень заметное и достаточно подробно описанное явление. Привычные для студентов произносительные формы “не работают” на Тайване: 垃圾 мусор звучит как lèsè / lèshè вместо lājī, 說服 убеждать как shuìfú вместо shuōfú, 包括 - bāog / bāokuā вместо bāokuò и т.д. (подробнее см. [10, c. 178]).
64 Просодические явления
65 Автор статьи — не специалист по просодии, но не так сложно услышать, что в нормативной китайской континентальной “убеждающей” речи (а континентальная речь в целом стремится к такому идеалу, особенно в сферах торговли и идеологии) где-то во второй трети предложения (начало комментария) ставится усиленное фразовое ударение (один из признаков очевидного “пекинского” акцента). Это кажется тайваньцам чуждым и неприятным, особенно в ситуации критики (которая не принята на Тайване в явном виде в силу культа вежливости). Тайваньская речь должна быть “милой”, не резкой и плавной по интонации.
66 Тайваньская иероглифическая письменность
67 Как отмечалось выше, тайваньцы пользуются иероглифами в том виде, в котором они существовали до 1949 г., называя их “правильными”: 正體字zhèngtǐzì. На континенте такие иероглифы называются сложными или традиционными 繁體字fántǐzì. В континентальном Китае иероглифы прошли несколько стадий сокращений, пересокращений и отмен пересокращений. Ныне используемые в континентальном Китае иероглифы являются “сокращёнными” 簡體字 jiǎntǐzì (簡化字jiǎnhuàzì на Тайване — то есть именно “сокращённые от правильных”). При этом в быту континентальный китаец привык использовать индивидуальный почерк, применяя самые разные разнописи и стили, заимствуя иероглифы из разных систем сокращений, вплоть до максимально экзотичных, доводя письмо до уровня криптографии.
68 Такое невозможно на Тайване: тайваньцы тщательно копируют “правильные” иероглифы, лишь минимально отличающиеся от печатных. Любые нестандартные сокращения вызывают у них удивление и смех; изредка, если иероглиф слишком сложный, может быть использовано одно из сокращений, принятых в Японии (но не в континентальном Китае).
69 Заключение
70 Равно, как и континентальный Китай, остров Тайвань характеризуется множеством вариантов произношения языка гоюй, сложившихся под влиянием как местного языка: миньнаньского “диалекта”, так и мест происхождения семей тайваньцев-вайшэнов (外生)на континенте до эмиграции в 1949 г. Такие варианты могут быть более похожи на стандартный путунхуа на континенте, могут резко от него отличаться, что создаёт сложности в понимания для студента — носителя русского языка. В силу разной типологии языков, разной значимости уровней языка носитель русского всегда на слух будет ориентироваться на звукотип, идеал качества звука (фонему в «петербургском понимании»), инстинктивно стремясь дифференцировать ш и с, дж и дз, н и л и т.п. Носитель китайского языка ориентируется на целостный тонированный слог, совпадающий с морфемой, ему почти не важны широкие вариации звукотипа, фонема для него — множество аллофонов, т.е. более “московская” [2; 4]. Следовательно, континентальные китайцы, привыкшие к естественной для них разнице региональных акцентов, не испытывают тех сложностей, с которыми встречаются русские.
71 Тем не менее, в силу фактического отделения на уровне (частично признанного, но всё же) государства, осторожного (но всё же) постулирования собственной нормы можно говорить как минимум, о самостоятельном региональном варианте, как максимум — о языке, история которого насчитывает на данный момент 72 года. На форумах в интернете часто можно встретить эмоциональные высказывания молодых тайваньцев в адрес жителей континента: “Перестаньте переносить ваши нормы на наш язык”, что свидетельствует о самосознании формирующейся / сформированной нации или о диалектном процессе как компоненте такого формирования.
72 В данной статье мы попытались описать ряд особенностей фонетики, как описанных в источниках, так подмеченных нами лично. Надеемся, что они создают целостную картину. В дальнейших трудах на эту тему мы будем стремиться к описанию особенностей грамматики, лексики и стилистики.

References

1. Aleksakhin A.N. Teoreticheskaya fonetika kitajskogo yazyka: Ucheb. posobie dlya vuzov [Theoretical phonetics of the Chinese language: Textbook for universities]– M.: AST : Vostok-Zapad, 2006. – 207 s.

2. Kurdyumov V.A. Ideya i forma. Osnovy predikatsionnoj kontseptsii yazyka.[Idea and form. Fundamentals of the predicational concept of language.] - M.: Voen. un-t, 1999. - 194 s.

3. Kurdyumov V.A. Kurs kitajskogo yazyka: Teoreticheskaya grammatika: [A Course of Theoretical Chinese Grammar] M.: Tsitadel', Lada, 2005. - 576 s.

4. Kurdyumov V.A. Dinamicheskij podkhod k nauchnomu izucheniyu kitajskogo yazyka [A Dynamic Approach to the Explorations in Chinese Language] // III Gotlibovskie chteniya: Vostokovedenie i regionovedenie Aziatsko-Tikhookeanskogo regiona v fokuse sovremennosti: materialy Mezhdunar. nauch. konf. Irkutsk, 10–16 sent. 2019 g. / FGBOU VO «IGU» – Irkutsk: Izd-vo IGU, 2019. – S. 285-291.

5. Kurdyumov V.A. Kitajskij yazyk i problemy filosofskoj ontologii [Chinese Language and the Problems of Philosophical Ontology] // IV Gotlibovskie chteniya: Vostokovedenie i regionovedenie Aziatsko-Tikhookeanskogo regiona v kontekste transdistsiplinarnogo znaniya: Materialy Mezhdunarodnoj nauchnoj konferentsii.Irkutsk, 7–9 dekabrya 2020 g. / FGBOU VO «IGU» – Irkutsk : Izdatel'stvo IGU, 2020. – S.127-134.

6. Oschepkova V.V. Novoe lingvisticheskoe napravlenie – kontaktnaya variantologiya anglijskogo yazyka. Retsenziya na uchebnoe posobie Z.G. Proshinoj «Kontaktnaya variantologiya anglijskogo yazyka. World Englishes paradigm. Problemy teorii» [A New School in linguistics - contact variantology of the English language. Review of the tutorial by Z.G. Proshina “Contact variantology of the English language. World Englishes paradigm. Problems of Theory "] // Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo oblastnogo universiteta. Seriya: Lingvistika.2016. № 6. - S.101-105.

7. Polivanov E.D. Lektsii po vvedeniyu v yazykoznanie i obschej fonetike [Lectures on Introduction to Linguistics and General Phonetics].  M.: Izd-vo URSS, 2019. - 110 s.

8. Proshina Z.G. Anglijskij yazyk i kul'tura Vostochnoj Azii: monografiya. [English Language and Culture of East Asia: Monograph] Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 2001. - 474 s.

9. Proshina Z.G. Kontaktnaya variantologiya anglijskogo yazyka. World Englishes paradigm. Problemy teorii: Uchebnoe posobie. [Contact Variantology of the English language. World Englishes Paradigm. Problems of Theory: Textbook] M.: Flinta, Nauka, 2017. - 208 s.

10. Tang Meng Wei Kitajskij yazyk v Kitae i na Tajvane: Osobennosti leksicheskogo stroya i problemy ego izucheniya // Mezhdunarodnaya konferentsiya «Yazyki v poliehtnicheskom gosudarstve: razvitie, planirovanie, prognozirovanie»: doklady i soobscheniya. - Moskva, Ulan-Udeh: In-t yazykoznaniya RAN, In-t mongolovedeniya, buddologii i tibetologii SO RAN , 2019. - S. 200-204.

11. Tang Meng Wei K voprosu o razlichiyakh foneticheskoj sistemy kitajskogo yazyka v materikovom Kitae i na Tajvane (V aspekte prepodavaniya kitajskogo yazyka kak inostrannogo v Rossii) [Chinese language in China and Taiwan: Features of the Lexical structure and Problems of its Study] // Prepodavatel' XXI vek, 2020, - № 3, s. 173-181.

12. Proshina Z.G., Nelson C.L. Varieties of English and Kachru’s Expanding Circle // Russian Journal of Linguistics. 2020. Vol. 24. № 3. R. 523–550.

13. One-Soon Her 何萬順 論台灣華語的在地化 (On the Indigenization of Taiwan Mandarin) //《澳門語言學刊》(Journal of Macau Linguistics Association) 2010. 35.1: P.19-29.

Comments

No posts found

Write a review
Translate